BELIEF
Reviving the Rabbit
«В средней школе я знал одного старого чувака, который ремонтировал стальные скутеры. С того момента, как он вернул к жизни один из старых двигателей, я понял, что моим первым скутером должен стать именно Rabbit».

Ежегодно команда visvim подготавливает захватывающие статьи о самых разных культурных аспектах в журнале «Subsequence», беседуя с признанными мастерами своего дела.
Представляем вам перевод статьи о редчайших скутерах Rabbit, народной любви японского рабочего класса 1940-1960-х годов, а также об основателе мастерской «‎Puako Shop», который посвятил свою жизнь их ремонту и восстановлению — Кадзуюки Чонане.
«В средней школе я знал одного старого чувака, который ремонтировал стальные скутеры. С того момента, как он вернул к жизни один из старых двигателей, я понял, что моим первым скутером должен стать именно Rabbit».

Ежегодно команда visvim подготавливает захватывающие статьи о самых разных культурных аспектах в журнале «Subsequence», беседуя с признанными мастерами своего дела.
Представляем вам перевод статьи о редчайших скутерах Rabbit, народной любви японского рабочего класса 1940-1960-х годов, а также об основателе мастерской «‎Puako Shop», который посвятил свою жизнь их ремонту и восстановлению — Кадзуюки Чонане.
Впервые Rabbit появился в Японии сразу после окончания Второй мировой войны. Этот «домашний» скутер, обожаемый рабочим населением, сделал шаг вперёд вместе с быстро развивающейся экономикой страны. Прошло более полувека с тех пор, как был выпущен последний «рэббит», неповрежденные и ходовые образцы сейчас встречаются крайне редко. Но в отдаленном уголке Токусимы этот любимый всеми скутер совершает своё триумфальное возвращение. Давайте отправимся в Сикоку, чтобы углубиться в любопытную историю о мастере, который вдыхает жизнь в ржавых «рэббитов».

Похоже, что в наши дни в Японии уже мало кто катается на скутерах. Но в отличие от больших мотоциклов с кикстартером, вы можете пользоваться скутером так, как вам нравится. Нет необходимости возиться с переключением передач. Задние сиденья удобны для езды, а еще под ними можно хранить небольшой багаж. Когда-то скутеры были жизненно важным видом транспорта для японских рабочих.

Истоки скутеров уходят в прошлое: их первой инкарнацией стал «Auto-Fauteuil», построенный во Франции в 1902 году, за ним последовал «British Unibus», выпушенный в 1920-м году и считающийся прототипом современного скутера. Знаменитая итальянская Vespa, кстати, появилась в 1945-м. Оснащенная передним щитом для защиты водителя от попадания брызгов лужи — так появился скутер для широких масс. В следующем году, в 1946-м, В Японии на свет появился первый отечественный скутер, «The Rabbit», созданный по образцу от американской компании Powell.
Впервые Rabbit появился в Японии сразу после окончания Второй мировой войны. Этот «домашний» скутер, обожаемый рабочим населением, сделал шаг вперёд вместе с быстро развивающейся экономикой страны. Прошло более полувека с тех пор, как был выпущен последний «рэббит», неповрежденные и ходовые образцы сейчас встречаются крайне редко. Но в отдаленном уголке Токусимы этот любимый всеми скутер совершает своё триумфальное возвращение. Давайте отправимся в Сикоку, чтобы углубиться в любопытную историю о мастере, который вдыхает жизнь в ржавых «рэббитов».

Похоже, что в наши дни в Японии уже мало кто катается на скутерах. Но в отличие от больших мотоциклов с кикстартером, вы можете пользоваться скутером так, как вам нравится. Нет необходимости возиться с переключением передач. Задние сиденья удобны для езды, а еще под ними можно хранить небольшой багаж. Когда-то скутеры были жизненно важным видом транспорта для японских рабочих.

Истоки скутеров уходят в прошлое: их первой инкарнацией стал «Auto-Fauteuil», построенный во Франции в 1902 году, за ним последовал «British Unibus», выпушенный в 1920-м году и считающийся прототипом современного скутера. Знаменитая итальянская Vespa, кстати, появилась в 1945-м. Оснащенная передним щитом для защиты водителя от попадания брызгов лужи — так появился скутер для широких масс. В следующем году, в 1946-м, В Японии на свет появился первый отечественный скутер, «The Rabbit», созданный по образцу от американской компании Powell.

Несмотря на то, что на Западе скутеры ассоциировались с досугом, нет ничего необычного в том, что в Японии они были прочно связаны с рабочим классом. Предвосхищая послевоенное восстановление Японии, первая модель Rabbit должна была быть построена компанией Nakajima Aircraft, переименованной в Fuji Heavy Industries после окончания войны в 1945-м (сейчас компания известна как Subaru). Чтобы она получила разрешение от союзной оккупации на продолжение производства, скутер был оснащен грузовой стойкой и представлен в качестве средства для перевозки грузов, а не как транспорт для отдыха и развлечений.

Когда «рэббит» обрёл славу «рабочего байка», используемого почтовыми работниками и полицией, компанией Central Japan Heavy Industries (ныне Mitsubishi Heavy Industries) был выпущен его конкурент, «Silver Pigeon», что породило соперничество на рынке скутеров. Было выпущено множество моделей «Rabbit», в том числе 250-кубовый S-101, 125-кубовый S-301 и четырехскоростной трансмисионный скутер S-402BT. Все они использовались не только для работы, но также для спорта и дальних поездок, организованных клубами владельцев Rabbit, разросшимися по всей стране. В 1958 году писатель Шинтаро Ишихара отправился в ралли по Южной Америке протяженностью 10 тысяч километров на модели S-101, в том же году дирижёр Сейдзи Одзава получил от Fuji Heavy Industries модель S-301 для своего одиночного вояжа по Франции. В последствии оба они в подробностях описали эти путешествия в своих трудах.
Несмотря на то, что на Западе скутеры ассоциировались с досугом, нет ничего необычного в том, что в Японии они были прочно связаны с рабочим классом. Предвосхищая послевоенное восстановление Японии, первая модель Rabbit должна была быть построена компанией Nakajima Aircraft, переименованной в Fuji Heavy Industries после окончания войны в 1945-м (сейчас компания известна как Subaru). Чтобы она получила разрешение от союзной оккупации на продолжение производства, скутер был оснащен грузовой стойкой и представлен в качестве средства для перевозки грузов, а не как транспорт для отдыха и развлечений.

Когда «рэббит» обрёл славу «рабочего байка», используемого почтовыми работниками и полицией, компанией Central Japan Heavy Industries (ныне Mitsubishi Heavy Industries) был выпущен его конкурент, «Silver Pigeon», что породило соперничество на рынке скутеров. Было выпущено множество моделей «Rabbit», в том числе 250-кубовый S-101, 125-кубовый S-301 и четырехскоростной трансмисионный скутер S-402BT. Все они использовались не только для работы, но также для спорта и дальних поездок, организованных клубами владельцев Rabbit, разросшимися по всей стране. В 1958 году писатель Шинтаро Ишихара отправился в ралли по Южной Америке протяженностью 10 тысяч километров на модели S-101, в том же году дирижёр Сейдзи Одзава получил от Fuji Heavy Industries модель S-301 для своего одиночного вояжа по Франции. В последствии оба они в подробностях описали эти путешествия в своих трудах.

Скутер сопровождал послевоенное восстановление Японии и завоевал народную любовь, общей сложностью было произведено более 600 тысяч «рэббитов». Тем не менее, фабричное производство было полностью остановлено в июне 1968 года, в самый разгар экономического бума в стране. Как могла так внезапно закончиться история чего-то столь любимого?

Несомненно, большое влияние оказал Honda Super Cub, занявший титул «рабочего байка», который некогда был за Rabbit. Super Cub превзошёл «рэббита» по характеристикам, пробегу и соотношению цены и качества. Он сохраняет лидирующие позиции и по сей день. В 1965 году тем, у кого были водительские права на обычные и тяжелые транспортные средства, больше не разрешалось ездить на байках с объемом двигателя более 50 кубов, поэтому Rabbit потерял свою популярность среди широкой публики. Но даже после того как производство скутеров прекратилось, их фанаты никуда не исчезли. «Рэббит» продолжал завоевывать сердца людей самых эксцентричных взглядов, слегка чудаковатых. Таких, которые всегда были на шаг впереди тех, кто мог себе позволить известный европейский скутер, вроде Vespa или Lambretta.

В Наруто, небольшом городке Тукусимы, находится мастерская, специализирующаяся на ремонте и продаже «рэббитов». Это невероятная редкость даже в пределах Японии – сосредоточить всё внимание на скутерах, снятых с производства более полувека назад спустя всего лишь 20 лет пребывания на рынке. Мастерская называется «Puako Shop», и её владелец, безусловно, человек со своеобразным стилем. Вопреки ожиданиям, он не местный житель: Кадзуюки Чонан родился и вырос в большом городе, в Кавасаки, расположенном на северо-востоке префектуры Канагава. В юном возрасте он стал участником скейт-команды и потом, получив лицензию на вождение в 16 лет, в качестве своего первого байка он выбрал Rabbit. Если этот выбор не показался вам необычным для подростка, вам однозначно стоит узнать историю, как он погнался за этим «кроликом».
Скутер сопровождал послевоенное восстановление Японии и завоевал народную любовь, общей сложностью было произведено более 600 тысяч «рэббитов». Тем не менее, фабричное производство было полностью остановлено в июне 1968 года, в самый разгар экономического бума в стране. Как могла так внезапно закончиться история чего-то столь любимого?

Несомненно, большое влияние оказал Honda Super Cub, занявший титул «рабочего байка», который некогда был за Rabbit. Super Cub превзошёл «рэббита» по характеристикам, пробегу и соотношению цены и качества. Он сохраняет лидирующие позиции и по сей день. В 1965 году тем, у кого были водительские права на обычные и тяжелые транспортные средства, больше не разрешалось ездить на байках с объемом двигателя более 50 кубов, поэтому Rabbit потерял свою популярность среди широкой публики. Но даже после того как производство скутеров прекратилось, их фанаты никуда не исчезли. «Рэббит» продолжал завоевывать сердца людей самых эксцентричных взглядов, слегка чудаковатых. Таких, которые всегда были на шаг впереди тех, кто мог себе позволить известный европейский скутер, вроде Vespa или Lambretta.

В Наруто, небольшом городке Тукусимы, находится мастерская, специализирующаяся на ремонте и продаже «рэббитов». Это невероятная редкость даже в пределах Японии – сосредоточить всё внимание на скутерах, снятых с производства более полувека назад спустя всего лишь 20 лет пребывания на рынке. Мастерская называется «Puako Shop», и её владелец, безусловно, человек со своеобразным стилем. Вопреки ожиданиям, он не местный житель: Кадзуюки Чонан родился и вырос в большом городе, в Кавасаки, расположенном на северо-востоке префектуры Канагава. В юном возрасте он стал участником скейт-команды и потом, получив лицензию на вождение в 16 лет, в качестве своего первого байка он выбрал Rabbit. Если этот выбор не показался вам необычным для подростка, вам однозначно стоит узнать историю, как он погнался за этим «кроликом».

«В средней школе я знал одного старого чувака, который ремонтировал стальные скутеры. С того момента, как он вернул к жизни один из старых двигателей, я понял, что моим первым скутером должен стать именно Rabbit. Позже я нашёл объявление от человека из Киото, который просил 100 тысяч йен за три «рэббита», и мой старший товарищ, который был водителем грузовика, забрал для меня все три».

С тех пор у Чонана сложились особые отношения с Rabbit, он до сих пор хранит у себя те первые скутеры. Он говорит, что какое-то время пытался ездить на Vespa, но в конце концов вернулся к «рэббиту» с его уникальным практичным шармом. У Чонана длинные волосы, он одет в худи и рабочие штаны, такой вид прямо говорит о том, что рабочий байк идеально подходит его характеру

Он основал «Puako» шесть лет назад, когда ему исполнилось 40. Чонан руководил автомастерской в Ибараки, но после землетрясения в Тохоку он решил переехать и храбро взяться за новое дело, в котором также был специалистом — за скутеры. На первый взгляд Чонан может показаться беспечным и беззаботным, но его труд отнюдь не из лёгких. Бизнес вроде «Puako» было бы сложно запустить даже в Токио, не говоря уже о Токусиме. Более того, Чонан основал мастерскую не среди улиц Наруто, а на острове Огешима, дорога к которому лежит через мост от материка. В отличие от тех же Vespa и Lambretta, ни один новый Rabbit не выпускался более 50 лет. Это чрезвычайно редкий скутер, и, в отличие от своих заграничных собратьев, к нему очень трудно найти стандартные запчасти. Это значит, что ремонт таких скутеров — непростая задача, а продажа — задача ещё жёстче.
«В средней школе я знал одного старого чувака, который ремонтировал стальные скутеры. С того момента, как он вернул к жизни один из старых двигателей, я понял, что моим первым скутером должен стать именно Rabbit. Позже я нашёл объявление от человека из Киото, который просил 100 тысяч йен за три «рэббита», и мой старший товарищ, который был водителем грузовика, забрал для меня все три».

С тех пор у Чонана сложились особые отношения с Rabbit, он до сих пор хранит у себя те первые скутеры. Он говорит, что какое-то время пытался ездить на Vespa, но в конце концов вернулся к «рэббиту» с его уникальным практичным шармом. У Чонана длинные волосы, он одет в худи и рабочие штаны, такой вид прямо говорит о том, что рабочий байк идеально подходит его характеру

Он основал «Puako» шесть лет назад, когда ему исполнилось 40. Чонан руководил автомастерской в Ибараки, но после землетрясения в Тохоку он решил переехать и храбро взяться за новое дело, в котором также был специалистом — за скутеры. На первый взгляд Чонан может показаться беспечным и беззаботным, но его труд отнюдь не из лёгких. Бизнес вроде «Puako» было бы сложно запустить даже в Токио, не говоря уже о Токусиме. Более того, Чонан основал мастерскую не среди улиц Наруто, а на острове Огешима, дорога к которому лежит через мост от материка. В отличие от тех же Vespa и Lambretta, ни один новый Rabbit не выпускался более 50 лет. Это чрезвычайно редкий скутер, и, в отличие от своих заграничных собратьев, к нему очень трудно найти стандартные запчасти. Это значит, что ремонт таких скутеров — непростая задача, а продажа — задача ещё жёстче.
«Когда я только открыл эту «кроличью нору», мне посчастливилось найти старого фаната Rabbit у себя на районе. В наше время таких экспертов практически не сыскать; он видел множество скутеров. Я сам многому научился, сравнивая и ремонтируя те три байка, которые приобрёл в 16 лет, так что техническая сторона меня не сильно огорчает. Самое сложное – это раздобыть оригинальные запчасти. Сейчас больше людей делают универсальные запчасти, нежели чем раньше, что очень сильно помогает, но в случае некоторых деталей единственный выход – это их поиск».
«Когда я только открыл эту «кроличью нору», мне посчастливилось найти старого фаната Rabbit у себя на районе. В наше время таких экспертов практически не сыскать; он видел множество скутеров. Я сам многому научился, сравнивая и ремонтируя те три байка, которые приобрёл в 16 лет, так что техническая сторона меня не сильно огорчает. Самое сложное – это раздобыть оригинальные запчасти. Сейчас больше людей делают универсальные запчасти, нежели чем раньше, что очень сильно помогает, но в случае некоторых деталей единственный выход – это их поиск».
Каналов, по которым Чонан приобретает байки и запчасти, немного. Одним из самых плодотворных оказалось размещение статьи в газете. Чонан предположил, что в старых сельских домах могли остаться заброшенные скутеры. Понимая, что бумажный формат в наши дни предпочитают в основном пожилые люди, он сделал ставку именно на это. «Если у кого-нибудь из читателей есть скутер с логотипом в виде кролика, мы его выкупим». И это был блестящий успех. Даже насквозь проржавевший скутер, который казался прежнему владельцу грудой металла, для Чонана был как сундук с сокровищами. Он также следит за онлайн-аукционами, и когда там появляется «рэббит», пусть даже в самом ужасном состоянии, Чонан его покупает.

«Если байк сам по себе в хорошем состоянии и нуждается лишь в небольшом ремонте, то его может довести до ума кто-то другой. Тут я уже не вижу смысла вмешиваться. Но если это просто ржавое ведро, то я сделаю всё, чтобы на дороге стало на одного "рэббита" больше».

Прокачка двигателей, использование неоригинальных запасных частей, превращение ржавчины в свежеокрашенную поверхность и другой привычный ремонт — это не про стиль Чонана. Он сосредотачивает свои усилия на том, чтобы вернуть скутеру его первоначальное состояние. Когда он находит «рэббита» с перекрашенным корпусом, то старается приблизить внешний вид скутера к исходному, удаляя старую краску вместе со ржавчиной. Чонан берёт на себя столь трудоёмкую работу потому, что он не готов выпускать «кроликов» в дикую природу, если они не отполированы до блеска, как реквизит для фильма. Можно сказать, что корпус каждого байка в его мастерской пережил более 50 лет истории. У них поистине итальянский дизайн, близкий к Vespa и Lambreatta, а их окраска напоминает о Volksvagen Beetle. Добавьте сюда простую и прочную японскую конструкцию, и тогда вам станет ясно, что эти скутеры задают для Puako Shop такой стиль, который вы больше нигде не найдете.
Каналов, по которым Чонан приобретает байки и запчасти, немного. Одним из самых плодотворных оказалось размещение статьи в газете. Чонан предположил, что в старых сельских домах могли остаться заброшенные скутеры. Понимая, что бумажный формат в наши дни предпочитают в основном пожилые люди, он сделал ставку именно на это. «Если у кого-нибудь из читателей есть скутер с логотипом в виде кролика, мы его выкупим». И это был блестящий успех. Даже насквозь проржавевший скутер, который казался прежнему владельцу грудой металла, для Чонана был как сундук с сокровищами. Он также следит за онлайн-аукционами, и когда там появляется «рэббит», пусть даже в самом ужасном состоянии, Чонан его покупает.

«Если байк сам по себе в хорошем состоянии и нуждается лишь в небольшом ремонте, то его может довести до ума кто-то другой. Тут я уже не вижу смысла вмешиваться. Но если это просто ржавое ведро, то я сделаю всё, чтобы на дороге стало на одного "рэббита" больше».

Прокачка двигателей, использование неоригинальных запасных частей, превращение ржавчины в свежеокрашенную поверхность и другой привычный ремонт — это не про стиль Чонана. Он сосредотачивает свои усилия на том, чтобы вернуть скутеру его первоначальное состояние. Когда он находит «рэббита» с перекрашенным корпусом, то старается приблизить внешний вид скутера к исходному, удаляя старую краску вместе со ржавчиной. Чонан берёт на себя столь трудоёмкую работу потому, что он не готов выпускать «кроликов» в дикую природу, если они не отполированы до блеска, как реквизит для фильма. Можно сказать, что корпус каждого байка в его мастерской пережил более 50 лет истории. У них поистине итальянский дизайн, близкий к Vespa и Lambreatta, а их окраска напоминает о Volksvagen Beetle. Добавьте сюда простую и прочную японскую конструкцию, и тогда вам станет ясно, что эти скутеры задают для Puako Shop такой стиль, который вы больше нигде не найдете.
«Моя цель - вернуть этих «отключенных» Rabbit'ов на дорогу в их истинной форме. Говорят, что около 3000 человек до сих пор катаются на таких скутерах, но я считаю, что сейчас их еще больше. В своё время «рэббитов» экспортировали за границу, поэтому в странах вроде США и Австралии тоже есть их фанаты, которые иногда связываются со мной. Я бы хотел, чтобы они тоже катались на «рэббитах», но я практически никогда не продаю скутеры за границу. Понимаете, я хочу, чтобы как можно больше рабочих «рэббитов» было именно в Японии. Чонан надеется сохранить первый «домашний» японский скутер поближе к дому. А
также он хочет вернуть Rabbit'ам былую репутацию «байка для чудаков».

Чонан восстанавливает своих «рэббитов» с уважением к их истории и возрасту, но при этом он призывает к спокойной езде на этих скутерах без пышных ностальгических атрибутов. И хотя только на шестой год существования Puako Shop наметился устойчивый рост клиентской базы, в ней уже состоят студенты из Токусимы, а также участники легендарной токийской скейт-команды Т-19. Классические скутеры, возможно, стали редкостью в последние годы. Но кто знает, вдруг совсем скоро несколько «рэббитов» с рёвом пронесутся по улицам Японии.
«Моя цель - вернуть этих «отключенных» Rabbit'ов на дорогу в их истинной форме. Говорят, что около 3000 человек до сих пор катаются на таких скутерах, но я считаю, что сейчас их еще больше. В своё время «рэббитов» экспортировали за границу, поэтому в странах вроде США и Австралии тоже есть их фанаты, которые иногда связываются со мной. Я бы хотел, чтобы они тоже катались на «рэббитах», но я практически никогда не продаю скутеры за границу. Понимаете, я хочу, чтобы как можно больше рабочих «рэббитов» было именно в Японии. Чонан надеется сохранить первый «домашний» японский скутер поближе к дому. А
также он хочет вернуть Rabbit'ам былую репутацию «байка для чудаков».

Чонан восстанавливает своих «рэббитов» с уважением к их истории и возрасту, но при этом он призывает к спокойной езде на этих скутерах без пышных ностальгических атрибутов. И хотя только на шестой год существования Puako Shop наметился устойчивый рост клиентской базы, в ней уже состоят студенты из Токусимы, а также участники легендарной токийской скейт-команды Т-19. Классические скутеры, возможно, стали редкостью в последние годы. Но кто знает, вдруг совсем скоро несколько «рэббитов» с рёвом пронесутся по улицам Японии.
Reviving the Rabbit
© Subsequence VOlume 04

Text: Toromatsu
Photo: Keisuke Fukamizu