BELIEF
Interview with Mei Yong (Liberaiders)
До того, как основать Liberaiders, Мей Янг прошёл долгий путь, который достоин экранизации. В нашем интервью он рассказал о том, как искал недоступную в Китае рок-музыку у иностранных студентов, переехал в Японию и знакомился с местной уличной культурой, путешествовал по России, познавал удивительный Тибет и с юности мечтал стать дизайнером, воплощающим в жизнь все свои увлечения.
До того, как основать Liberaiders, Мей Янг прошёл долгий путь, который достоин экранизации. В нашем интервью он рассказал о том, как искал недоступную в Китае рок-музыку у иностранных студентов, переехал в Японию и знакомился с местной уличной культурой, путешествовал по России, познавал удивительный Тибет и с юности мечтал стать дизайнером, воплощающим в жизнь все свои увлечения.
Вы родились и выросли в социалистическом Китае, где не было широкого доступа к западной поп-культуре и музыке. Но вы всё равно находили и слушали рок-н-ролльные записи. Не могли бы вы припомнить те старые добрые времена, когда музыка была для вас сокровищем?
Я родился в 1967 году, и пережил период начала-середины 80-х в подростковом возрасте. Китай только начал реформироваться и открываться. Поскольку я родился и вырос в Пекине, у нас были очень хорошие условия для развития, например, возможность контакта с иностранцами и зарубежными студентами.

В то время в Китае не было магазинов с музыкой, а западная культура не доходила до массовой публики. Поэтому ученики и студенты могли получить кассеты только от иностранцев. Естественно, выбора у нас не было, мы слушали всё, что удавалось найти.

Именно тогда я и полюбил западную культуру и всё, что с ней связано. После учебы в университете мне стало понятно, что к западной культуре тяготели не только ребята с моего района. Они были в каждом районе Пекина. Не знаю, если оглянуться назад, в 1984-86-е годы, там зародилось первое поколение китайской рок-музыки. Иными словами, наше поколение – первое поколение китайского рок-н-ролла. Мы вдохновлялись западной культурой и музыкой в частности. Мы слушали её и с лёгкой тоской представляли Запад. В таком ритме проходила наша юность.
Вы родились и выросли в социалистическом Китае, где не было широкого доступа к западной поп-культуре и музыке. Но вы всё равно находили и слушали рок-н-ролльные записи. Не могли бы вы припомнить те старые добрые времена, когда музыка была для вас сокровищем?
Я родился в 1967 году, и пережил период начала-середины 80-х в подростковом возрасте. Китай только начал реформироваться и открываться. Поскольку я родился и вырос в Пекине, у нас были очень хорошие условия для развития, например, возможность контакта с иностранцами и зарубежными студентами.

В то время в Китае не было магазинов с музыкой, а западная культура не доходила до массовой публики. Поэтому ученики и студенты могли получить кассеты только от иностранцев. Естественно, выбора у нас не было, мы слушали всё,
что удавалось найти.

Именно тогда я и полюбил западную культуру и всё, что с ней связано. После учебы в университете мне стало понятно, что к западной культуре тяготели не только ребята с моего района. Они были в каждом районе Пекина. Не знаю, если оглянуться назад, в 1984-86-е годы, там зародилось первое поколение китайской рок-музыки. Иными словами, наше поколение – первое поколение китайского рок-н-ролла. Мы вдохновлялись западной культурой и музыкой в частности. Мы слушали её и с лёгкой тоской представляли Запад. В таком ритме проходила наша юность.
В 20 лет вы переехали в Японию и устроились работать в магазин проката CD/DVD. Поделитесь самыми яркими впечатлениями об этом периоде жизни? Как эта работа повлияла на ваши будущие увлечения?
Был 1988 год. Немногие из нашего поколения могли позволить себе отправиться в Японию или Соединенные Штаты. Поскольку я учился по программе "Work-Study", я поступил в университет в Киото, и работал, чтобы оплачивать учебу. Когда я искал работу, то без раздумий выбрал магазин по прокату дисков. Зарплата меня не волновала, гораздо ценнее была возможность слушать музыку и смотреть западные фильмы бесплатно все дни напролёт. Я проработал там 2 года. Был молод, интересовался разными культурами. Приносил домой разные DVD, чтобы смотреть их после работы. За эти два года я впитал гораздо больше западной культуры, чем за последние 20 лет. Это сформировало меня. Прожив в Японии 33 года, я понял, что за время, проведенное здесь, узнал намного больше, чем в школе. Как на учебе, так и вне неё. Всё это сильно повлияло на мою текущую работу.
В 20 лет вы переехали в Японию и устроились работать в магазин проката CD/DVD. Поделитесь самыми яркими впечатлениями об этом периоде жизни? Как эта работа повлияла на ваши будущие увлечения?
Был 1988 год. Немногие из нашего поколения могли позволить себе отправиться в Японию или Соединенные Штаты. Поскольку я учился по программе "Work-Study", я поступил в университет в Киото, и работал, чтобы оплачивать учебу. Когда я искал работу, то без раздумий выбрал магазин по прокату дисков. Зарплата меня не волновала, гораздо ценнее была возможность слушать музыку и смотреть западные фильмы бесплатно все дни напролёт. Я проработал там 2 года. Был молод, интересовался разными культурами. Приносил домой разные DVD, чтобы смотреть их после работы. За эти два года я впитал гораздо больше западной культуры, чем за последние 20 лет. Это сформировало меня. Прожив в Японии 33 года, я понял, что за время, проведенное здесь, узнал намного больше, чем в школе. Как на учебе, так и вне неё. Всё это сильно повлияло на мою текущую работу.
Что из японской сцены тех времен вызывало у вас наибольший интерес? И как ваши текущие чувства от неё соотносятся с той порой, когда вы только переехали в Японию?
Когда я впервые приехал в Японию, многие аспекты здешней жизни стали для меня большим культурным шоком. Представьте себе, я внезапно попал из закрытой социалистической страны в очень развитую капиталистическую.

Что касается моды, на этом поле я чувствовал себя как новорожденный ребенок, был новичком во всём. Когда я учился в колледже, то гнался за каким-то трендами, но потом я понял, что есть люди, вроде скейтеров, серферов и меломанов, которые одеваются иначе. В то время понятия "уличная одежда" не существовало. Но если сейчас посмотреть на сцену тех лет, то, как мне кажется, именно скейтеры сформировали этот стиль. С 20 лет я провел всю свою молодость в Японии. Полагаю, в то время я был тесно связан с молодыми людьми, и у меня все еще есть очень сильное желание впитать эти культуры.

Что из японской сцены тех времен вызывало у вас наибольший интерес? И как ваши текущие чувства от неё соотносятся с той порой, когда вы только переехали в Японию?
Когда я впервые приехал в Японию, многие аспекты здешней жизни стали для меня большим культурным шоком. Представьте себе, я внезапно попал из закрытой социалистической страны в очень развитую капиталистическую.

Что касается моды, на этом поле я чувствовал себя как новорожденный ребенок, был новичком во всём. Когда я учился в колледже, то гнался за каким-то трендами, но потом я понял, что есть люди, вроде скейтеров, серферов и меломанов, которые одеваются иначе. В то время понятия "уличная одежда" не существовало. Но если сейчас посмотреть на сцену тех лет, то, как мне кажется, именно скейтеры с формировали этот стиль. С 20 лет я провел всю свою молодость в Японии. Полагаю, в то время я был тесно связан с молодыми людьми, и у меня все еще есть очень сильное желание впитать эти культуры.
Вы много времени провели в Штатах, сотрудничая с американскими брендами. Каким было ваше первое путешествие в эту страну?
Начав свою университетскую жизнь, я провёл летние каникулы в поездке по Гавайям и другим местам в Соединенных Штатах. После учебы я стал работать в торговой компании. Калифорния была основной точкой моих деловых поездок первых 7 лет. И там я встретил множество друзей моего возраста. Компания, в которой я работал, была японской, а, как всем известно, японские компании очень строгие, с жестким уставом и сводом правил.

Среди всех американских брендов, с которыми я работал, и среди друзей, которые меня окружали, многие стали известными дизайнерами. Я чувствовал, что они живут жизнью, какой хотят, делают то, что хотят, не относятся к работе слишком серьезно, но при этом хорошо зарабатывают. Это меня вдохновляло.
Вы много времени провели в Штатах, сотрудничая с американскими брендами. Каким было ваше первое путешествие в эту страну?
Начав свою университетскую жизнь, я провёл летние каникулы в поездке по Гавайям и другим местам в Соединенных Штатах. После учебы я стал работать в торговой компании. Калифорния была основной точкой моих деловых поездок первых 7 лет. И там я встретил множество друзей моего возраста. Компания, в которой я работал, была японской, а, как всем известно, японские компании очень строгие, с жестким уставом и сводом правил.

Среди всех американских брендов, с которыми я работал, и среди друзей, которые меня окружали, многие стали известными дизайнерами. Я чувствовал, что они живут жизнью, какой хотят, делают то, что хотят, не относятся к работе слишком серьезно, но при этом хорошо зарабатывают. Это меня вдохновляло.
Вы явно увлечены фотографией, судя по вашей способности запечатлеть в деталях каждое путешествие, в которое вы отправляетесь, и любого встречного прохожего, которого вы снимаете. Хотя фотография, похоже, для вас просто хобби. Поделитесь своим опытом, как человек с камерой на плече?
Я еще был молод, когда отправлялся в Штаты, и мне пришлось купить пленочный фотоаппарат. Была середина 1990-х, мобильников и айфонов не существовало. В каждой такой поездке я был супер-занят, не оставалось времени даже на сон, и это сподвигло меня фотографировать. С помощью фотографии я "записывал" моменты своей жизни, тогда меня не очень волновало их содержание.

Но после того, как я проявлял пленку в Японии, я находил в фотографиях множество деталей, которых не замечал во время поездок. Это замотивировало меня снимать больше и чаще. Фотография для меня – это воспоминания, своего рода журналы. Благодаря снимкам я могу внимательно взглянуть на места, где я был, и на людей, которых я повстречал. По сей день, не важно, куда я отправляюсь, у меня всё та же привычка брать фотоаппарат, чтобы запечатлеть то, что я хочу запомнить.
Вы явно увлечены фотографией, судя по вашей способности запечатлеть в деталях каждое путешествие, в которое вы отправляетесь, и любого встречного прохожего, которого вы снимаете. Хотя фотография, похоже, для вас просто хобби. Поделитесь своим опытом, как человек с камерой на плече?
Я еще был молод, когда отправлялся в Штаты, и мне пришлось купить пленочный фотоаппарат. Была середина 1990-х, мобильников и айфонов не существовало. В каждой такой поездке я был супер-занят, не оставалось времени даже на сон, и это сподвигло меня фотографировать. С помощью фотографии я "записывал" моменты своей жизни, тогда меня не очень волновало их содержание.

Но после того, как я проявлял пленку в Японии, я находил в фотографиях множество деталей, которых не замечал во время поездок. Это замотивировало меня снимать больше и чаще. Фотография для меня – это воспоминания, своего рода журналы. Благодаря снимкам я могу внимательно взглянуть на места, где я был, и на людей, которых я повстречал. По сей день, не важно, куда я отправляюсь, у меня всё та же привычка брать фотоаппарат, чтобы запечатлеть то, что я хочу запомнить.
Есть ли какие-то конкретные события или триггеры, что сподвигли вас к созданию Liberaiders?
За последние 20 лет я проработал с кучей уличных брендов и завязал много контактов с разными дизайнерами. Я основал Liberaiders в 2017-м; мне было 48 и я активно думал о том, чем бы я действительно хотел заниматься в дальнейшей жизни.

В то время я чувствовал, что я многому научился, работая с известными брендами и дизайнерами, что должен использовать свой опыт для производства своих вещей, которыми буду доволен даже после 50 лет. И это – самый главный мотив к созданию Liberaiders.
Есть ли какие-то конкретные события или триггеры, что сподвигли вас к созданию Liberaiders?
За последние 20 лет я проработал с кучей уличных брендов и завязал много контактов с разными дизайнерами. Я основал Liberaiders в 2017-м; мне было 48 и я активно думал о том, чем бы я действительно хотел заниматься в дальнейшей жизни.

В то время я чувствовал, что я многому научился, работая с известными брендами и дизайнерами, что должен использовать свой опыт для производства своих вещей, которыми буду доволен даже после 50 лет. И это – самый главный мотив к созданию Liberaiders.
Последние несколько сезонов, очевидно, Liberaiders полностью посвящен Японии из-за локдауна. Как это влияет на вашу работу и какова стратегия на ближайшее будущее грядущих коллекций?
Из-за эпидемии мы не могли выезжать за границу в сезоны 20 FW и 21 SS. То есть, я не мог ехать туда, куда хочу, а только туда, где мог.

Мы можем часто упускать из виду пейзажи нашей повседневной жизни. Возможно, потому что они хорошо нам знакомы или из-за быстрого ритма жизни. И хоть эпидемия ограничила мою способность путешествовать, она дала мне возможность вновь познакомиться с Токио.

Так я открыл для себя изменения в Токио и его красоту, которую не замечал за все эти 33 года.

Теперь я хочу отправиться в Тибет и глубже с ним познакомиться, узнать больше о местной молодежи и их культуре, и отразить это в нашем следующем сезоне. Я все еще не уверен, получится ли поехать, но даже если это будет непросто, я хочу попытаться попасть туда. Таков мой план на следующий сезон.
Последние несколько сезонов, очевидно, Liberaiders полностью посвящен Японии из-за локдауна. Как это влияет на вашу работу и какова стратегия на ближайшее будущее грядущих коллекций?
Из-за эпидемии мы не могли выезжать за границу в сезоны 20 FW и 21 SS. То есть, я не мог ехать туда, куда хочу, а только туда, где мог.

Мы можем часто упускать из виду пейзажи нашей повседневной жизни. Возможно, потому что они хорошо нам знакомы или из-за быстрого ритма жизни. И хоть эпидемия ограничила мою способность путешествовать, она дала мне возможность вновь познакомиться с Токио.

Так я открыл для себя изменения в Токио и его красоту, которую не замечал за все эти 33 года.

Теперь я хочу отправиться в Тибет и глубже с ним познакомиться, узнать больше о местной молодежи и их культуре, и отразить это в нашем следующем сезоне. Я все еще не уверен, получится ли поехать, но даже если это будет непросто, я хочу попытаться попасть туда. Таков мой план на следующий сезон.
Кстати, BELIEF и его история тесно связаны с Тибетом. Насколько уникальным для вас был опыт от прошлой экспедиции?
Для меня, человека, который родился и вырос в Китае, а также для других китайцев, Тибет – очень загадочное место. Когда я был молод, я тосковал по Западу, но сейчас, похоже, мне важнее выразить в Liberaiders именно Тибет. Когда я впервые туда отправился, то ощутил, что это поистине таинственное место со своими религиозными верованиями, ценностями и захватывающими достопримечательностями, которые нельзя сравнить ни с чем другим.

Я живу в Токио, в одном из самых оживленных и развитых городов мира. Отправившись в Тибет, вы почувствуете, что это чудесное место поможет вам сбросить груз забот и очистить свою душу. И туда хочется возвращаться снова и снова.
Кстати, BELIEF и его история тесно связаны с Тибетом. Насколько уникальным для вас был опыт от прошлой экспедиции?
Для меня, человека, который родился и вырос в Китае, а также для других китайцев, Тибет – очень загадочное место. Когда я был молод, я тосковал по Западу, но сейчас, похоже, мне важнее выразить в Liberaiders именно Тибет. Когда я впервые туда отправился, то ощутил, что это поистине таинственное место со своими религиозными верованиями, ценностями и захватывающими достопримечательностями, которые нельзя сравнить ни с чем другим.

Я живу в Токио, в одном из самых оживленных и развитых городов мира. Отправившись в Тибет, вы почувствуете, что это чудесное место поможет вам сбросить груз забот и очистить свою душу. И туда хочется возвращаться снова и снова.
Летний сезон 2019 был посвящен истории России, что очень нас порадовало. Что вам больше всего понравилось во время путешествий по Москве и Санкт-Петербургу?
Я родился и вырос в социалистической стране, поэтому на меня глубоко повлияла советская культура. Образование, которое я получил с детства, музыка, которую я слушал, книги, которые я читал, и фильмы, которые я смотрел, были родом из СССР. В Европе и Америке наше поколение также получало советское образование. Я жил в Пекине в то время, когда многие здания были построены с помощью архитекторов и экспертов из Советского Союза после основания Китайской Народной Республики в 1950-х годах.

После моего первого визита в Россию прошло более 30 лет, и во время последней поездки я почувствовал, что вновь пережил все детские воспоминания. Жилье, которое я снял, находилось в одной из семи сталинских высоток. Выбор на него пал потому, что там я почувствовал себя в комфорте. Люди, которых я повстречал в Москве и Санкт-Петербурге, отнеслись ко мне по-разному. Мои впечатления от русских были очень яркими, и все здешние друзья дали мне понять, что я смогу изменить свою жизнь.

Особое значение для меня имеет Санкт-Петербург. Это город Октябрьской революции. В детстве я видел здания и пришвартованные корабли, припаркованные в порту во время Октябрьской революции, и увидев это снова, я был тронут. Может быть, такие чувства возникли потому, что я вырос в социалистической стране и впервые посетил святую землю социализма.

У меня много хороших друзей в России и, если появится такая возможность, я бы вновь отправился к вам.
Летний сезон 2019 был посвящен истории России, что очень нас порадовало. Что вам больше всего понравилось во время путешествий по Москве и Санкт-Петербургу?
Я родился и вырос в социалистической стране, поэтому на меня глубоко повлияла советская культура. Образование, которое я получил с детства, музыка, которую я слушал, книги, которые я читал, и фильмы, которые я смотрел, были родом из СССР. В Европе и Америке наше поколение также получало советское образование. Я жил в Пекине в то время, когда многие здания были построены с помощью архитекторов и экспертов из Советского Союза после основания Китайской Народной Республики в 1950-х годах.

После моего первого визита в Россию прошло более 30 лет, и во время последней поездки я почувствовал, что вновь пережил все детские воспоминания. Жилье, которое я снял, находилось в одной из семи сталинских высоток. Выбор на него пал потому, что там я почувствовал себя в комфорте. Люди, которых я повстречал в Москве и Санкт-Петербурге, отнеслись ко мне по-разному. Мои впечатления от русских были очень яркими, и все здешние друзья дали мне понять, что я смогу изменить свою жизнь.

Особое значение для меня имеет Санкт-Петербург. Это город Октябрьской революции. В детстве я видел здания и пришвартованные корабли, припаркованные в порту во время Октябрьской революции, и увидев это снова, я был тронут. Может быть, такие чувства возникли потому, что я вырос в социалистической стране и впервые посетил святую землю социализма.

У меня много хороших друзей в России и, если появится такая возможность, я бы вновь отправился к вам.
LIBERAIDERS SS19 LOOKBOOK
Каждая коллекция Liberaiders так или иначе основана на приключениях, которые вы пережили в разных странах. Можете перечислить список мест, которые вы уже посетили, и какое место назначение вам интересно в будущем, или оно по-прежнему неизвестно?
Я уже побывал в Тибете в Китае, Гаване на Кубе, Катманду в Непале, Москве и Санкт-Петербурге в России, Берлине в Германии, Хо-Ши-Мине во Вьетнаме, Токио и Окинаве в Японии.

Когда мне было 20-40 лет, я всегда стремился отправиться в Штаты и другие западные страны, потому что считал их культуру крутой и следовал их стилю. Но сейчас, когд мне исполнилось 50, у меня возникло чувство, что я хочу использовать Liberaiders как средство, которое позволит отправиться мне в те труднодоступные места, которые я хотел посетить, но не мог. Я обрёл мотивацию; бренд позволяет мне совершать новые открытия, поддерживать творческий потенциал и воодушевление на новые дела.

Моя следующая остановка – Лхаса. Я не думаю о том, куда я хочу отправиться в будущем; когда я работаю над сезоном, я подобен группе, которая садится записывать новый альбом. Вы не можете думать о следующем альбоме при работе над текущем. Скажу так: я хочу сделать сезон, над которым работаю сейчас, идеальным. Таким, которым я буду доволен.

DESTINATION UNKNOWN.
Каждая коллекция Liberaiders так или иначе основана на приключениях, которые вы пережили в разных странах. Можете перечислить список мест, которые вы уже посетили, и какое место назначение вам интересно в будущем, или оно по-прежнему неизвестно?
Я уже побывал в Тибете в Китае, Гаване на Кубе, Катманду в Непале, Москве и Санкт-Петербурге в России, Берлине в Германии, Хо-Ши-Мине во Вьетнаме, Токио и Окинаве в Японии.

Когда мне было 20-40 лет, я всегда стремился отправиться в Штаты и другие западные страны, потому что считал их культуру крутой и следовал их стилю. Но сейчас, когд мне исполнилось 50, у меня возникло чувство, что я хочу использовать Liberaiders как средство, которое позволит отправиться мне в те труднодоступные места, которые я хотел посетить, но не мог. Я обрёл мотивацию; бренд позволяет мне совершать новые открытия, поддерживать творческий потенциал и воодушевление на новые дела.

Моя следующая остановка – Лхаса. Я не думаю о том, куда я хочу отправиться в будущем; когда я работаю над сезоном, я подобен группе, которая садится записывать новый альбом. Вы не можете думать о следующем альбоме при работе над текущем. Скажу так: я хочу сделать сезон, над которым работаю сейчас, идеальным. Таким, которым я буду доволен.

DESTINATION UNKNOWN.